Как всё началось

Как всё началось Пять лет назад, решив всерьёз заняться пчёлами, я ещё пребывал в полной уверенности в том, что пчеловодческая наука представляет собой давно сложившуюся отрасль знаний и дело лишь за тем, чтобы, приняв на вооружение её выводы и рекомендации, грамотно приложить теорию к практике.

Эта уверенность поддерживалась и тем десятком книжек, которые удалось купить или найти у друзей, и которые с усердием неофита в очень короткие сроки я добросовестно проштудировал.
Все они содержали очень похожие описания пчелиной семьи и этапов её жизни, продукции пчеловодства и медоносной базы, врагов пчёл и их болезней. А также совершенно одинаковые чертежи ульев системы Дадана, Лангстрота и некоторых других, с общими рекомендациями по их использованию.
И если с первой частью я достаточно быстро разобрался, получив хорошие базовые представления о жизни пчёлиной семьи, то со второй - практической - всё оказалось значительно сложнее. Почему?
В первую очередь очень хотелось понять ход мысли создателей тех или иных конструкций ульев, уяснить логическую суть используемых в работе с пчёлами методов, увидеть сравнительную характеристику, плюсы и минусы различных систем пчеловождения.
Но в книгах содержались лишь готовые схемы, без разъяснений и комментариев. Надо, мол, делать так-то и так-то, это правильно и научно обосновано. А на массу вопросов, возникавших по ходу чтения, ответов не было. Причём не было их не только в литературе, но и у моих маститых друзей-пчеловодов.
Махнув, однако, до поры до времени на это рукой, я взялся за дело.
А разнообразные истории неудачных начинаний в разведении пчёл, которых уже к тому времени пришлось немало услышать, списал исключительно на то, что люди не следовали рекомендациям специалистов.
И, уж конечно, сам всё сделал совершенно правильно: построил три добротных дадановских улья и заселил семьями карпаток, купленными у знакомого пчеловода-промышленника.
И, работая с ними, очень скоро начал понимать, что что-то не так...
А точнее, всё не так!
Всем своим нутром я ощущал, насколько пчёлам не нравится вторжение в их жильё, когда пчеловод снимает с улья крышу и одну за другой вытаскивает на свет Божий рамочки с нежным пчелиным расплодом и работающими на них пчёлами. Когда орудует дымарём, стряхивает пчёл с рамочек, ставит и убирает магазины.
Мне были крайне неприятны искусственные методы размножения, борьба с роением и многие другие процедуры, которые пчеловод вынужден делать изо дня в день. Кроме этого, по ходу дела продолжали накапливаться вопросы, на которые ни книги, ни друзья-пчеловоды просто не могли дать вразумительные ответы.
В течение следующей зимы я уже гораздо глубже погрузился в тему содержания пчёл и, сделав соответствующие выводы, весной перевёл своих пчёл в тёплые капитальные лежаки на 25 высоких рамок, а ещё через год приобрёл десяток пчелиных семей местной породы, максимально приближенной к среднерусской, и заселил их в такие же ульи. И с тех пор не перестаю радоваться, глядя на своих подопечных, которые мирно живут и трудятся неподалёку от нашего дома.

Читайте также

Разделы сайта

Новые статьи